Корабль вашего Я i

Давайте представим, что наш мир, подобен бескрайнему океану. Где бушуют волны обстоятельств, а люди, словно лодки, то вздымаются на гребнях удачи, то ныряют в эмоциональную пучину настроений.

Нас вдохновляет ветер мыслей и желаний, помогая расправлять паруса, и мы выбираем, или меняем курс, раз от раза сверяя его со звездами интуиций, если повезет с отсутствием облаков.
Все мы, однажды надеемся найти, счастливую гавань без качки, с видом на остров стабильности. Выйти, оглядеться и решить, как выглядит настоящий конец плавания!

Мы всё спрашиваем у проплывающих мимо, таких же искателей как мы, карту верного курса, обшаривая порой чужие трюмы, в поисках рабочего компаса.

Бывают очень уверенные в себе лодки с бывалыми капитанами и стрелка их компаса упрямо стабильна, вместе со сбитой шкалой насечек.

Возможно, нам всем добавил бы скорости на пути к цели, работающий якорный механизм, но якоря уже увесисто обросли грязью прошедших милей, волочась в глубине пучины, на всех без исключения лодках.

А вот сверкающее звездами, сумеречное сознание, всё никак не разглядит «медленной» причины. Поскольку, мы не знаем, что такое день, наш океан всегда под звёздным небом, которое неумолимо двигает целыми флотилиями, подсвечивая путь созвездиями. К только им ведомым исходам.

Говорят, что скоро рассвет и наступит ясность на многие версты, заработают компасы, а паруса будут надуваться намерениями.

Ну а пока, нам приходится освещать свои картографические расчеты палубным фонарём, которым непременно хочет владеть каждый матрос.

Кстати о команде: на каждом судне их одинаковый набор. Все очень привязаны к своей лодке и не было случая, чтобы кто-то покинул её. Вот матросы, правда, не в счет.

Экипаж кстати так себе, каждый считает себя в праве управлять судном, если завладел фонарём.
Давайте их представим по порядку. Интересно же выйти на палубу и трезво вспомнить всех, с кем нам удосужилось отправиться в плавание.

Самый младший на вид, но кстати один из первых в команде, это вон тот паренёк, что только что скакал по снастям, а теперь замер, обдумывая в предвкушении, своё очередное желание. Вообще то он и не паренёк вовсе. Больше похож на обезьянку без определенного пола. Его вид меняется от задуманного желания, или вообще он порой похож на надоедливую муху, стоит ему затянуть подслушанную песню.

Правда никто не знает лучше него все укромные уголки корабля, даже те трюмы, куда не пролезет взрослый. Если в его руки попадает корабельный фонарь, то как говорится- тушите свет.

Его не уговорить, что нужен свет для уточнения курса, он будет носится обезьяной по всему кораблю, путая снасти и исполняя свои желания. Силой лучше не отнимать, иначе он в отместку нажмёт ведомые только ему кнопки в трюме и корабль начинает душить команду своей раздражительностью, или чем похуже.

Мы как-то собрались взрослыми и решили парня за борт. Да не тут-то было. Он сделал вид что тонет, а потом снова оказался на палубе. В общем единственное, что помогает, это ласково договариваться, меняясь с ним на что-нибудь.

Ему нельзя показывать и заставлять сделать сразу весь объём работ, с такелажем и парусами. Единственное, что работает, это разбить весь процесс на составные, короткие части, выдавая по завершению каждой, небольшую награду.

Долгий процесс ему скучен, и он начинает отлынивать, придумывая манипуляции, увлекая тем самым всю команду.
Он хочет всё прямо сейчас, увлекаясь бесконечно чем-то придуманным новым. Чем больше трезвости у взрослых, тем ловчее становится эта обезьянка, выхватывая незаметно фонарь сознания из-под носа.

Но если этот паренёк счастлив, то у всей команды приподнятый дух. А на этом духе и карты веселее и звезды ярче.

Ну что ж, пришло время представить вам его друга – «чудовищного защитника».
Эта прозвище не спроста! Он неизбежно в одной лодке со всеми, серый кардинал прокладываемых курсов, вечный противник капитана.

Правда он первый, кто стремглав может свернуть паруса при шторме, он ювелирно обходит рифы и первый, кто стоит на страже корабля, поднимая флаг, если ему угрожает опасность.

Вечный спор с капитаном, на некоторых судах ему удается выиграть. Тогда уже не просто плавать рядом с ним, другим кораблям. Он превращается для них в чудовище, как и для своего связанного капитана.
Лучший способ ладить с ним, это проводить профилактические беседы, показывая на заблудшие, или утонувшие корабли. Давая ему корабельный фонарь, только в случае угрозы лодки.
А самый действенный способ, это отказаться всей команде от своих званий, регалий и отдать капитанство Смотрящему! На палубе сразу никого нет, а значит и бороться некому и защищать нечего без окрика с мачты.

О! Настал черед сказать о следующем члене команды. Трудно его описывать, так как он ни разу не спускался на палубу, из своей смотровой кабинки на верху мачты.
Порой из-за ветра трудно услышать, что он говорит, так что мы раз от раза находим на палубе от него записки с рекомендациями.

Есть еще в капитанской рубке связной телефон, от которого идут провода вверх по мачте. Но мы пробовали звонить без капитана и похоже он сломан. Капитан правда утверждает об обратном.

Вообще, этот парень вверху, на него вся надежда. Ведь кто выше, тому и виднее, куда плывет наш корабль. Поэтому, даже чудовище замолкает, когда читает найденные записки на палубе.

И следующая, важная личность в нашей лодке, это боцман. Он командует внешней чистотой, лоском и его власть на корабле, это матросы. Те что в трюме, гребут веслами и порой корабль плывет не туда, куда указывает капитан, а куда свиснет боцман. Еще один кандидат в капитаны. В зависимости от проплывающих кораблей, он через палубных матросов мгновенно меняет цвет парусов и даже их форму. Один из нижних трюмов только этим барахлом и забит.

Перемигнутся, бывает, с этим воинственным защитником и наш корабль преображается.
Чаще, когда капитан отсиживается в свое рубке, боцман прикидывается им и даже ходит, и говорит так же, не отличишь!
Приходится исполнять любые команды, ведь не понятно порой, боцман перед тобой, или капитан.

Вообще, наш боцман любит травить байки и быть у всех на виду. Хотя думается, что он просто придаток к той птице, что сидит на его плече!
Старые матросы говорят, что именно она их нанимала, а потом и нашёптывала в ухо боцману, кого еще набрать в команду. Судя по умению летать, ей и сломанный телефон с мачтой не помеха.

В общем, дело тёмное, темно же вокруг, не разглядеть.
Корабельный фонарь бы пригодился, но он явление странное. Кому в руки попадет, того весь корабль с командой и слушается, преображаясь мгновенно!
Может Смотрящему его закинуть? Но сколько не подбрасывали, все равно на палубу падает.

Странное море, странное плаванье…

Как-то, капитан оставил свою карту на мостике, прежде чем закупорить её в бутылку. Мы не преминули скопировать, вдруг пригодится. Тем более что называлась она как-то важно – «Человек, это вечная команда!»

Продолжение…

0